Shoni Mei
Когда у вашего соперника все тузы, остаётся только один выход: опрокинуть стол.
Я дочитала цикл о ведьмаке Геральде от Сапковского. Местами там встречаются потрясающие сцены.

– Мы – Крысы Пограничья, – гордо проговорил Гиселер. – За версту чуем добычу. Нам не страшны ловушки. И нет на свете ничего, чего бы мы не разгрызли. Мы – Крысы. Подойди сюда, девочка.
Цири подошла.
– У тебя нет ничего, – сказал Гиселер, вручая ей украшенный серебром пояс. – Возьми хотя бы это.
– У тебя нет ничего и никого, – улыбнувшись, проговорила Мистле, накинула ей на плечи зеленый атласный кафтанчик и сунула в руки вышитую мережкой блузку.
– У тебя нет ничего, – буркнул Кайлей, и подарком от него был кинжальчик в ножнах, искрящихся дорогими камнями. – У тебя нет никого. Ты одинока.
– У тебя нет никого, – повторил за ним Ассе. Цири приняла дорогую перевязь.
– У тебя нет близких, – проговорил с нильфгаардским акцентом Рееф, вручая ей пару перчаток из мягчайшей кожи. – У тебя нет близких и…
– …Ты всюду будешь чужой, – докончила с кажущимся безразличием Искра, быстро и довольно бесцеремонно надевая на голову Цири беретик с перьями фазана. – Всюду чужой и всегда другой. Как нам называть тебя, маленькая соколица?
Цири взглянула ей в глаза.
– Falch'ca.
***
– Я вела в Брокилон команду скоя'таэлей, – сказала она тихо. – На Выжигах это было, в июне, с неделю до соботки. Загнали нас, битва была, ушли мы в семь коней: пятеро эльфов, одна эльфка и я. До Ленточки с полверсты, но конные за нами, конные перед нами, кругом тьма, мочага, болоты… Ночью упрятались мы в лозники, надо было коням передышку дать. Да и себе. Тогда-то эльфка разделась без слова, легла… Уйти или прикинуться, мол, не вижу? Кровь в виски колотит, а она вдруг и говорит: «Кто знает, говорит, что утром будет? Кто, говорит, Ленточку перейдет, а кто землю охватит? En'ca, говорит, minne. Так и сказала: маленько, дескать, любви. Только так, говорит, можно победить смерть. И страх». Они боялись, она боялась, и я боялась… И разделась я тоже и легла непоодаль, попону под спину подстелила… Когда меня первый обнял, я зубы стиснула, потому как не готова была, испуганная и сухая… Но он мудрый был, эльф ведь, токо с виду молодой… Умный… Нежный… Мхом пахнул, травами и росой… К другому я сама руки протянула… С желанием… Маленько любви? Бес один знает, сколь в том было любви, а сколь страху, но страху было поболе, так мне мнится… Потому как любовь-то была притворная, хоть и добрая, но притворная все ж, словно в ярмарочной игре, как в вертепе, ведь там-то, если актеры способные, то даже забываешь, что притворное, а что правдивое. А страх был. Настоящий был страх.

@темы: Цитаты